Град Китеж

Град Китеж — один из легендарных образов в историко-культурном наследии России. Он олицетворяет собой прежде всего некую духовную святыню, которая имеет огромное значение до сих пор.

Поиск месторасположения Китежа активно ведется и поныне. В настоящее время известно огромное количество всевозможных источников, в которых упоминается чудесный град. Отдельные же книги полностью посвящены истории Китежа. Все это сегодня и составляет ту платформу на которой формируются современные представления о старинной легенде.

Ни российская историческая мысль, ни православная теология на вопрос «откуда есть пошла земля русская» так толком и не ответили. Зато точно известно, «куда есть ушла земля русская». Под воду. Утонула еще в XIII веке. Чтобы ее найти, рекомендуется нырять в озеро Светлояр, цель – «Подводное Царство Китеж».

http://fiskas.ru/grad-kitezh/

Сказание о невидимом граде Китеже

Цит. по изд. С. Н. ДУРЫЛИНА
Москва. "Проталинка", 1916 г.

Тихо плещется озеро. Оно, как горсть живого, светлого серебра, брошено между желтеющих полей и темного леса и тихо играет на солнце, и зыблется серебряной, мелкой рябью. В одну сторону от него золотыми узкими полосами расходятся поля и пропадают где-то далеко на горизонте; за полями большое торговое село, через которое идет дорога на реку Ветлугу, а там уж и до Волги недалеко.

Три холма подступили к самой воде с другой стороны. А они заросли лесом. Густой лес, тихий, чистый - и прохладно в нем, и пахнет смолой: жирными наливными янтарными каплями сочится она по розовым стволам сосен. Земляника выглядывает, как рассыпанные алые драгоценные камешки, в густой траве из-под папоротника. А там, на опушке, на пригреве, где солнце не уходит целый день, там она краснеет, как алый разостланный атлас сплошными коврами. С озера тянет прохладой и тишиной. Оно глубокое и чистое, как слеза: никто не мутит его чистую холодную глубь - в озере не купаются, на лодке по озеру не ездят, рыбы не ловят. Верят старые люди и передают свою веру молодым: если в озере купаться - оно зарастет травой и осокой, обмелеет, усохнет.

Прежде, в старые годы, ни зверь, ни человек вовсе не погружались в озерную глубь - и еще чище, еще светлей сияло и играло озеро, и глубина в ней неизмеримая. Стали кое-кто - мало ли всякого непокорного, неразумного люду на свете? - стали купаться в озере - и берега,- не все берега, а краешком,- зазеленели осокой, заболотились, затинились: точно не пускает озеро никого притронуться к его чистым водам и огорожается от неразумных людей болотом да колючей осокой, как забором. А если начать рыбу ловить в озере,- учат старые люди,- всю Волгу рыбы лишишь. В озере-то проток есть подземный, глубокий, а людям невидимый, в самую Волгу. По протоку рыба из Волги в озеро приходит погостить: нагостится, нагуляется, наплодится на воле, без всякой опаски,- и опять в Волгу уйдет. В озере рыбе ход вольный: никто ни вершей не ставит, ни удочкой не ловит, ни сетями не берет. А если рыбу озерного покоя лишить - ей отдыху вовсе не будет: всю выловят, до последней рыбешки, от стерляди востроносой до последнего пискарика. Только в озере, в Светлояре, и воля рыбная есть; опричь него везде - рыбе неволя".- Так говорят старые люди.
А если спросить старых людей:
-А купаться-то от чего же нельзя в Светлояре? - ответят так:
-Вода чистая, ровно как в купели, -где младенцев крестят: ну, с нашими-то телами, с грехами-то нашими бесчисленными как в чистоту такую войти? Сами не просветлеем, а чистоту нарушим: грехом замутим. Вот водицы испить из Светлояра-озера хорошо и можно: и пей на здоровье; стань на коленки; наклонись над озером, зачерпни горсткой, лицо себе водой омочи, лоб и очи, и уста. Чиста вода светлоярская! Горе с лица человеческого смывает, скорбь прогоняет, а из очей слезная вода водой светлоярской бесследно смывается.

Да когда к озеру придешь, обойди его трижды - оно невелико: всего верста в окружности, помолись, перекрестись, посмотрись в него; чище чистого, светлее светлого играет оно - и солнце радуется в небе на него, и лес древний засматривается в его тихие глуби, и рожь желтая, что подошла к самым бережкам, ему песенки поет тихие, нежные, длинные, и кланяется ему ниже пояса... Птица крыла в озере не замочит, зверь воды не испьет. Облака с неба белые засматриваются, а ночью звезды лучами в его водах играют.

II

Жил в старой Руси, еще до татарского нашествия - князь Георгий, по отцу Всеволодович, а по родине, из славного вольного Пскова,- и был он жития тихого радостного, святого, а собой прекрасен: ростом высок, телом статен, русоволос, с очами серыми, ясными и светлыми, поступью быстр и величав, а душою, был поистине князь благоверный: великая тишина и радость были в душе князя Георгия. Была у него верная дружина - в князе души не чаяли, князево добро помнили и своим добром ему платили, были у князя отроки прекрасные, верные прислужники, тихие и ликом светлые, был у князя друг верный и славный - князь Михаил Черниговский.

Вот поехал князь Георгий по всей земле Русской, по просторам ее и раздольям, по дремучим чащобам, по лесам непроездным, по полям пологим, по селам и городам. Ехал князь и на вороном коне с серебряной уздечкой; ехал князь и в санях, с полостью медвежьей, на высоких полозьях, ехал князь и в дубовом белом струге (ладье) многовесельном, с белым камчатым парусом,- "ехал князь по озерам и рекам, ехал и в летний зной, и в осеннюю беспутицу, и в ростепель весеннюю, в зимнюю студь-непогоду. И на каждом привале, на каждом отдыхе, на полянке ли, на пригорочке ли, на берегу ли речном - везде князь ставил крест деревянный, а где подальше с дружиной стоял постоем или место князю было по душе,- там закладывал князь Георгий церковь Божию. И в Ростовской земле, и в Новгородском краю многоозерном, и в малом и бедном княжестве Московском - всюду поставил князь церкви Божии и молебны отпел, чтобы прошло имя Христово по всей русской земле от края до края, и чтоб сам Христос в сердца людские сошел, всех своей правдой обрадовал.

И доехал князь Георгий долгим и трудным путем-дорогой до города Ярославля, сел с дружиною и отроками в новый струг и сплыл вниз по Волге. Широка Волга и светла - и краса кругом непочатая: леса и дубравы в воды засматриваются, от птичьего пения по зорям сон отходит: поют птицы непуганые, не стрелянные, вольные. Простор кругом: людей за редкость встретить можно, а зверя в лесах - видимо-невидимо. Князь Георгий Божиему миру, приволью речному и лесному дивуется. Вся тварь Бога хвалит: кто - песней, кто - тихой красотой да светом мирным. По утру, от сна встав, долго молился князь на Восток; встанет на корме струга и молится. А птицы ему в небе откликаются, да леса шумят над водами.

И приехал князь к городу Малому Китежу. Стоит город на самом берегу Волги, церквами Божиими красуется, а дома все сосновые, в лапу рублены, крепко-накрепко. Жители в городе ласковы: князю рады, дары несут: мёд чистый янтарный, из дремучего леса взятый, от пчелок, от Божиих работниц,- и меха соболиные, лисьи, бобровые, горностаевые. А в церквах к молебнам звонят. Отслужил князь Георгий молебен Владычице, поклонился за ласку, за привет горожанам, потрапезовал, отдохнул с дружиною - и в путь. А путь князю дальний неведомый, непрохоженый: лесами темными и частыми. Едет дружина княжая конь за конем, впереди идут пешие люди - топорами путь прорубают, - сучья да еловые лапы рубят. Зверь непуганый в лесу: на людей смотрит, впервые их видит: диву дается. Волки стороной дружину обходят, лисы из нор подсматривают, горностай белобрюхий с ветки глядит. Гущина в лесу непроходная.

Свет мелькнул, простор глянул - к реке выехали: река светлая и глубокая, Керженец. Переехал князь реку в брод, помолился на другом берегу, велел крест срубить, и дале поехал. И много ему рек и речек на пути встречалось, а такой красивой да быстрой не видывал. И опять лес пошел, еще гуще прежнего, еще темней старого: сосны - человеку не обхватить, а лапы у елей - шире медвежьих. И глянуло озеро из-за чащи лесной - точно кто серебро обронил там светлое. Обрадовался князь озеру Светлояру. Слез с коня, на колени стал, нагнулся, зачерпнул не серебряной чарой - княжеской рукой воды испить. Вода светла, вода чиста, вода холодна.

И увидел князь, что место то необычайно прекрасно и чудно: воды серебряные, лес многошумный, холмы кругом высокие, и пала дружина княжая, отроки и бояре на колени и молят князя: "Быть здесь, княже, граду великому, а тебе, господине, град тот строить". И по просьбе их повелел князь Георгий Всеволодович строить на берегу озера Светлояра город именем Большой Китеж: ибо место то было красы неописуемой. Начали рвы копать и лес рубить, и пни корчевать, начали класть церковь во имя Воздвижения Честного и Животворящего Креста, а вторую церковь - во имя Успения Пресвятой Богородицы, а третью во имя Благовещения, а в этих трех церквах повелел князь приделы делать иным праздникам Господним и Богородичным, и образа всех святых написать,- чтобы был тот град Большой Китеж всех градов славней и праведней, и верою сильней.

Три года Большой Китеж строили. Работа спорилась. Днем люди строят: лес пилят, бревна рубят, стены кладут, кровли кроют, колокола льют,- а ночью ангелы ту же работу делают: плотничают, столярничают, образа пишут, колокола льют. Утром люди встанут, на работу придут, дивуются: работа далеко ушла,- и, помощь незримых работников видя, еще прилежней работают. Люди и ангелы трудились, а Христос с небеси за трудом надзирал и труды благословлял.

И вышел город Китеж Большой - град из градов: храмы Божии золотыми крестами в синее небо смотрят, колокольный звон над городом, как облако густое, плывет, в храмах службы идут чинные, благоговейные, верные,- палаты княжеские, как жар, златоверхой кровлей горят, стены белые город хранят - стены с башнями неприступными, с зубцами, ходами и переходами. А выше всех храмов, башен и палат - с собора Воздвиженского крест золотой над всем городом воздвигается. Издалека крест виден: из-за лесу, из-за озера: по кресту и путь в город узнают, и кто на крест путь держит, тот в лесах не заблудится, на звериную потайную тропку не свернет. Увидел благоверный князь Георгий созданный им Китеж - большой град, пал на землю, и со слезами Бога возблагодарил и прославил. И освятили город, и водой святой окропили, а воду из озера брали в чаны серебряные, из Светлояра. Чуден засиял и прекрасен град Китеж! Помолился князь Георгий в китежских церквах, и велел дружине излюбленной в путь собираться, в дальний родимый Псков. А путей в Китеж был всего один путь - в глухом лесу, и только китежанам одним ведом: тем, кто в Малом Китеже жил, и тем, кто в Большом. Врагу не найти пути к граду Большому Китежу: про него и зверь лесной не знает.

III

Семьдесят пять лет красовался Великий Китеж в лесах заволжских, и слава о нем разнеслась далеко по русской земле. Не богатством, не воинской силой, не торговой казной славился Большой Китеж, а красой своей несказанной, церквами Божиими златоверхими, звоном Успенским радостным, а больше всего - чистою жизнью мудрой и праведной, китежской. Беззлобно жили китежане и неленостно молились Христу Господу и Его Пречистой Матери.

И стал князь Георгий глубокий старец: ко сту годов приблизилось его праведное житие. А ликом князь еще посветлел, и краса не отнялась от него: был он старец благообразный и мудрый.

Настало на Руси тяжкое время. "Попущением Божиим,- так в древних летописях повествуется,- ради грехов наших, пришел на Русь воевать нечестивый и безбожный царь Батый и разорил грады, и огнем пожег, людей же предал мечу, а младенцев ножом заколол, молодых в плен увел, и плач был великий".

Застонала Русская земля. Широчайшей волной разлилось татарское плененье по всей земле Русской. Плачем исходила Русь, а горя столько, что и слез не хватит его оплакать. Помощи нет ниоткуда. Князья между собой враждуют, соединиться вместе и ударить дружно на татар не хотят.

Там, где поле ржаное было, теперь степь пустая; где город был, там пожарище черное, где село - там пепел серый.

Дошел Батый безбожный до Волги. Благоверный князь Георгий Всеволодович, старец древний, собрал свою дружину, малую числом да сердцем храбрую, сел на коня, как в молодые годы, развернул свой стяг со Спасовым Ликом Пречистым, и вступил в бой с татарами. Сеча была великая и кровопролитная. Потекли кровяные ручьи по земле, усеялась земля мертвыми тепами; шума лесного не слышно от звона мечей; не ветер свистит - стрелы в воздухе жужжат и свистят, воздух рассекают. Храбро бьется дружина княжая. Но где осилить! Сила татарская час от часу растет, новые полки прибывают; видит князь Георгий: не одолеть врага. А нужно ему города оборонять, нужно рать свою сохранить.

И бежал князь с ратью своей к городу Малому Китежу. Там затворился он за стенами на малое время; новых воинов в рать набрал, от крови вражеской очистил острые мечи; коней покормил, отдохнуть дал. А орда батыева к Малому Китежу валит, тучей стелется.

Собрал князь Георгий свою рать и ночью, тайно, с опаской великой, выступил из Малого Китежа. Там задумал князь уйти в Большой Китеж с ратью,- благо путь туда татарам неведом,- там, в Большом Китеже, силы набрать, накопить,- и ударить татарам в тыл нежданным и страшным ударом, и прогнать их за Волгу. И пошел князь Георгий неведомой потайной тропой в стольный Китеж, и вошел за крепкие стены, и затворил чугунные врата. А сам у Бога молит: "Господи, подай силу на врага, не допусти его до Пресветлого Китежа. Сохрани Русскую землю".

Той порой подступил Батый к Малому Китежу. Храбро бились малокитежане: день бились, и ночь бились, и утро бились... но сила силу ломит; великая сила - малую крушит. Одолел нечестивый Батый: взломал городские ворота, ворвался в город. Храмы осквернил, младенцев о камни разбил,- всех жителей истребил, но не просто, а с мукой великой.

Знал Батый, что от Малого Китежа в Большой Китеж есть путь единственный, потайный, в лесах и болотах. А без пути туда ходу нет: всю орду в болотах погубить можно, в лесу заблудиться: лес на тысячи верст идет. Слышал Батый, что прекрасен град Большой Китеж и велик, и всем богат: и золотом, и серебром, и многоценными камнями, и мехами, и конями, и медом. И порешил: - Быть Большому Китежу под Батыем! Иначе я - не хан великий, а раб русский!

Собрал Батый всех жителей Малого Китежа и говорит им:
- Кто жив хочет быть, пусть тайный путь мне откроет к Большому Китежу: того казной награжу, а кто пути не укажет - тому смерть лютая!
Но молчит народ малокитежский, не хочет открыть пути в стольный град. Лучше муку принять и жизни лишиться, чем изменником быть и Светлый Китеж предать. И повелел Батый казнить всех казнью лютой. Всех показнил, все муку приняли, все венцом небесным увенчались, с мучениками да праведниками. Остался один в живых - Гришка Городня.
- Поведешь ли в Большой Китеж? - спрашивают его татары.
- Не поведу,- отвечает.
- Ну, и тебе быть мертву,- отвечают.
И схватили его татары, и начали огнем палить. Ступки голые палят ему смоляным жарким огнем. Терпит Гришка.
- Поведешь аль нет?
- Не поведу.
Бьют его батогами воловьими.
- Поведешь аль нет?
-Не поведу.
Точат татары острый нож, точат, приговаривают:
- Точим нож на Гришкин глаз. Приступили они ко Гришке, хотят глаза выколоть. - Поведешь аль нет? Всю муку выдержал Гришка, а этой убоялся:
- Поведу,- отвечает.
И повел, несчастный, орду поганую на Светлый Китеж.
Ведет тропой потаенной, непроходной. Впереди идет Гришка, путь указывает, а с ним два татарина: с глаз его не спускают. Как завидят Гришку предателя звери лесные,- с пути сворачивают, обходят мимо. Смолкли птицы лесные: не до песен. Ветер по лесу идет, воет, деревья валит, ветки ломает - Гришке под ноги мечет: путь буреломом застилает, деревьями упавшими преграждает. Из болота вода повыступила.
Реки разлились: сколько татар при переправах утонуло! Лес шумит, а Гришке чудится:
- Нет на тебе креста, окаянный! Кого предаешь? Кому на гибель поганых ведешь? Смотри, Бог видит. Бог путь твой зрит.
Лицо у Гришки, словно снег. Пал на колени пред татарами.
- Убейте меня, мурзы; лучше смерть мне во сто крат.
- Не убьем,- отвечают, и самому на себя рук наложить не дают: с глаз Гришку не спускают.
И вывел их Гришка к Большому Китежу.

IV

Вышли татары из леса и видят: стоит город красы несказуемой на том берегу озера, а перед ним озеро плещет, волнуется, стонет, словно, как дитя, плачет. Рад Батый нечестивый:
- Мой будет град. Мое будет злато.
А купола церковные золотом на солнце горят.
И говорят татары Гришке:
- С утра в город нас введешь, а там тебе и казнь будет: тебя, предателя, не помилуем.
Татары коней в Светлояре поят и купают, возмутились его чистые воды. Стали станом на берегу озера. Батыев шатер раскинули. Ждут утра. Костры зажгли, конину жарят, кумыс пьют.

А в городе в Большом Китеже печаль великая и плач неукротимый. Увидали силу татарскую - и знают, что не одолеть ее, а каким путем она к Китежу подошла - разгадать не могут.

Собрал князь Георгий в последний раз свою дружину и молвил:
- Братья мои возлюбленные! Ляжем за град Большой Китеж: защитит Господь свой град - Ему слава, а мы венца на небесах примем со мучениками и со страстотерпцами.
- Ляжем, княже,- отвечала рать.
Исповедались все, причастились, простились друг с другом, и с церквами Божиими, и с городом пресветлым, и с Землею Сырою Матерью, и с небом высоким,- и вышли на бой.

Прежняя сеча жестока была; а эта еще жесточе. И множество татар полегло, а русских вся рать до одного человека легла костьми. И преставился благоверный князь Георгий, приняв венец мученический.

Злобен был нечестивый Батый, Гришку-предателя приказал он стрелами всего исстрелять и умучить, а жителей китежских всех до одного человека перебить. Злобен был Батый на то, что лучших воинов его перебил князь Георгий с дружиною, и порешил он истребить с лица земли Большой Китеж. И подступил он к стенам китежским. И взмолились тогда китежане, от мала до велика, все сколько их было, епископы и священники, монахи, миряне, взрослые и дети, взмолились все Богу со слезами и плачем:
- Господи, Царь небесный! Если уж решено в совете Твоем предивном и премудром, чтоб одолел окаянный и безбожный, если судил ты князю преставиться и воинам лечь всем на поле брани, то так и буди. Но пощади святыни Твои, не дай врагу поругаться над храмами Твоими, славящими имя Твое святое. Соблюди град сей и укрой его покровом Твоим. Сделай его невидимым, сохрани его до века будущего. Да вечно сияет Светлый Китеж, да вечно славится в нем имя Твое и празднуется Тебе во храмах Твоих! Господи, Господи! Ты все можешь. Приими нас в обитель Твою, в Пресветлом Твоем Китеже сохрани нас и от врага Твоего укрой незримо и неприступно!

И пали все на землю, и молились долго, а в церквах и соборах службы шли молебные. И каялись все во грехах своих, и лобызали друг друга, и были все, как братья и други, любовью связуемые. И услышал их Господь. И стали они все невидимы в единый миг, и стал большой светлый град Китеж невидим со всеми соборами, церквами, палатами и стенами своими; просветлел, просиял, как солнце - и доселе незримо сияет Пресветлый Китеж над озером Светлояром. И в ужасе бежали татары от незримых стен Китежских. Там, где были белые стены, теперь холм простой, зеленый, весь в можжевельнике, там, где высились соборы златоверхие, там зашумели сосны с зелеными макушками, где были колокольни высокие, там ели стоят темные и недвижные...Стоят сосны и ели на месте города и в озере отражаются... И напал на татар такой страх, что бежали они, себя не помня, через леса и болота, и много их погибло в болотах и трясинах, и в реках глубоких, и в дебрях и чащобах лесных.

И доныне показывают в заволжских лесах Батыеву тропу, по которой пришел нечестивый царь к Светлому Китежу: вся лесом она заросла непроходным и темным.

V

А Светлый Китеж стоит на тех же холмах, где стоял, над озером Светлояром. Так же блещут золотом осьмиконечные кресты его храмов - Воздвиженского, Успенского, Благовещенского, также гудит и плывет, как светлое облако, над городом сладостный звон Успенский, так же во храмах идут святые службы Божии, так же крепки и непреоборимы его белые стены и святые ворота, так же жив Китежский праведный люд, так же цветут там сады, и птицы поют на белых яблонях, и шумят белые тонкие березки...

Также сияет Пресветлый Китеж - только нам он невидим и незрим, по грехам нашим. Мы не видим, что холмы те лесистые - не лесом поросли, а застроены храмами златоверхими, палатами расписными, звонницами высокими. Мы не видим, что люд китежский, бояре и отроки, простые люди и духовные, идут в храмы Божии; а самые храмы и церкви - нам только соснами кажутся розовоствольными да елями темными. Мы слышим, как сосны шумят над озером, и березки нежно шелестят листочками, а это - не сосны шумят и не березы шелестят: это в церквах Пресветлого Китежа благовестят, это звонкий и сладостный перезвон идет колокольный... И только раз в году можно видеть невидимый Китеж. Только и тогда он видим лишь праведному человеку. Тот на заре приходи к озеру Светлояру, пади на колени, молись и смотри в его светлые пречистые воды. Жди солнца. Ударят солнечные первые лучи и отразятся в чистых Светлояровых водах белые стены Китежа и храмы златоверхие, и палаты многоцветные. И звон будет слышен к заутреням - китежский сладостный. Крестись же скорее на китежский крест. Вон он сияет в глуби водной. Молись на храмы пресветлого града Китежа. Внимай великому звону. Нет больше счастья, как услышать этот звон. Кто его слышал, тот не забудет и вечно не перестанет желать еще и еще услышать тихий этот звон и благовест дальний. Но кто его слышит?

Тот, у кого сердце чисто, и кто любит всякое создание Божие. И сказывают старые люди, учат молодых: - Был человек, кто не только китежский звон слушал и на кресты китежские молился, но в самый Пресветлый Китеж был взят и там поселился. А был он душой чистый, прекрасный; сердцем праведный. И встосковапись по нем отец с матерью, плачут, утешиться не могут, и думают: умер их сын. И прислал он им письмецо-грамотку из невидимого града Китежа, описал тамошнее житье, а грамотка та сохранилась. Вот она: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас. Аминь. Родителям моим, батюшке моему и матушке моей. Здравы будите. Пишу вам, родители мои, за тем, что вы за упокой хотите меня поминать.
Я жив. Когда придет смерть, я вам тогда весточку пришлю, а ныне этого не делайте. Живу я с отцами святыми, в месте покойном. И тишина, и покой, и веселье, и радость духовная, а не телесная. Живут здесь, как лилии полевые цветут, и словно финики и кипарисы растут, и как жемчуг, не стареются, и как звезды небесные. И от уст всегда восходит к Отцу Небесному непрестанная молитва, как благоуханное кадило. И лишь только ночь придет, тогда молитва от уст праведных делается видима: как столбы пламенные с искрами огненными, и исходит свет великий, как от месяца и звезд, и проходит этот свет повсюду, как молния. И в то время можно книги писать и читать без свечного огня. И потому все это, что праведные возлюбили Бога всем сердцем своим и всею душою и помышлением,- за то и Бог возлюбил их, и все подает, что они просят от него. Возлюбил их Бог и скрыл, как зеницу ока, и покрыл их невидимым -покровом своим до конца века, и дал им покой; и веселье, и радость, и житье небесное".

И стоит доселе пресветлый Китеж невидим и не увидать его никому, кроме чистых сердцем и обильных любовью. Им Пресветлый град, нам - лесные холмы и дремучий лес."

Copyright Андрюша Кременчук.
http://www.svetloyar.eu/publishing/docdur.html



Китежские колокола

А в Светлояре чисты ключи,
а в Светлояре вода светла.
И над светлой водой в ночи
слышно китежские колокола…
Когда над Родиной беда,
врагов не в перечёт,
и кровь людская, как вода,
по улицам течёт,
когда, стирая рубежи,
повсюду мор и глад,
что делать надобно, скажи?
Что делать, Китеж-град?
Когда не достаёт бойцов,
чтоб с честью встать на брань -
так отдадим ли град отцов
под вражескую длань?
За эту землю клали жизнь
твой дед, отец и брат.
Что делать надобно, скажи?
Что делать, Китеж-град?

Что ж, не в каждом пиру - похмелье,
есть пиры, от которых не встать.
Пусть иной упрекнёт - как смел я
те преданья седые листать,
мол, ответ мы даем только Богу?
Я и сам возвращаться не рад,
но, чтоб верную выбрать дорогу,
обернуться не вредно назад.
Мы глядим на историю гордо,
только молодцу быль не в упрёк,
и не каждый кусок - прямо в горло,
а случается, что поперёк.
Запродав свою землю и душу,
мы богам поклонились иным.
Так простите мне, если нарушу
я молчанье седой старины.

По каким дорогам их носило,
чья земля вскормила злую рать?
Подступила к граду вражья сила.
Время выбирать… и умирать.
Был посол кичлив и телом тучен,
зло орал, воздев тугую плеть:
"Мы - непобедимы! Мы - могучи!
Выбирайте: сдача или смерть?
Если вы склонитесь перед нами,
сохраним вам хлеб, вино и кров.
Сбросьте с башни боевое знамя…"
Но ответ был китежан суров:
"Чтобы в твой полон пошли мы строем?
Ты, посол, о том и не проси.
Мы врагу ворота не откроем:
не бывать измене на Руси!"
…И пошли волною за волною,
жадных до добра, от крови злых…
Но сильна твердыня не стеною -
мужеством защитников своих.
Пусть ещё на стенах стяги рдеют,
меч разит, чекан с размаху бьёт,
но ряды защитников редеют,
помощь ниоткуда не придёт.
Скоро чашу горя пить без меры,
всё растопчет басурманский хам.
И - оплот последний светлой веры,
бастион последний - Божий храм.
Смотрит Лик взыскующе и строго:
не предай, душой не согреши.
И молились китежане Богу
о спасеньи града и души.
Внял Господь людской молитве ярой,
враг победе злой не будет рад:
расступились воды Светлояра
и сокрыли светлый Китеж-град.
А врагам до смерти ночью чёрной
в страшном сне всё виделось одно:
как, сияя, град непокорённый
тихо опускается на дно.

Живём в бесконечном разладе с собой,
нелепые люди с нелепой судьбой…
Сначала голубишь - потом ненавидишь,
сначала возносишь - потом предаёшь…
Всё ищешь и ищешь невидимый Китеж,
да только, предав, ты его не найдёшь.
Лишь чистые души сквозь водную тишь
увидят сияние китежских крыш.
Посреди лесов, как древний витязь,
под неслышный плеск озёрных вод
светозарный нерушимый Китеж,
всё стоит уже который год.
И струятся Светлояра воды
над легендой, что в душе живёт.
И, как встарь, в годину непогоды
Китеж своих русичей зовёт.

Пусть кто-то Светлояр сочтёт могилою,
но, Господи, помилуй и спаси:
мы вновь столкнулись с чёрной злою силою
и - нет героев на Святой Руси.
Нам счастье посулили полной мерою,
лишь только отступись, предай, продай...
И день вчерашний мы сочли химерою,
и стал чужбиной нам родимый край.
А были на Руси герои, были же -
из тьмы веков встают за рядом ряд.
Звонят, звонят колокола во Китеже,
набатом, поднимая нас, звонят...

Валерий Патрушев

Сказание о гибели Китеж града.

«Написал о том, что слышал, не ведая, может быть, и другие о том написали, знающие более меня»

Ермолай Еразм, церковный писатель

Наверное, не найдется на Руси человека, кто не слышал бы знаменитую русскую легенду о таинственном и тленном Китеж-граде (Кидиш, Кидыш), но мало кто задумывался о том, что в основе этого сказания лежат реальные трагические события, произошедшие 15 июля 1240 года.

Согласно легенде, этот утонувший в стародавние времена город-призрак, исчез на глазах у людей вместе с домами, храмами, людьми и животными, при весьма загадочных обстоятельствах. Само слово «кидыш» означает разрушенный, покинутый город. Классическая версия легенды утверждает, что он утонул на дне озера Светлояр, которое находится в заволжских лесах Нижегородской области. Остальные, поздние, версии, сравнивают затонувший Китеж с городами и весями, когда-либо бесследно исчезнувшими в других местах Древнего Мира, в том числе и в Балтийском море. Мифологические словари утверждают, что сказание о Китеж-граде – это классическая эсхатологическая легенда, сходная с легендами о благочестивых царствах праведников, царстве пресвитера Иоанна, городе Игната, земном рае и островах блаженных, то есть об эпицентрах космических катастроф. В русском эпосе это еще и легенды о Беловодье, где из-под воды все еще можно слышать колокольный звон с затонувших церквей города. Именно поэтому белой водой или белой землей называлась свободная, церковная земля. В православной традиции на Руси белой называли православную веру, царя и отечество.

Несколько слов следует сказать и о заволжском озере Светлояр и некогда стоявшем здесь поселении. Светлояр - озеро небольшое, глубиной, до сорока метров. Озеро Светлояр расположено в бассейне реки Люнды, притока Ветлуги: площадь водяного зеркала 7,5 га. Его почти округлая форма, имеет своеобразную приподнятую в виде вала, окантовку прилегающей береговой линии. Оно не вписывается в научные представления о процессах формирования земной поверхности в этих местах, и только поздние исследования позволили установить, что оно является метеоритным кратером, но долгое время считалось, что этот карстовый провал образовался в результате небольшого землетрясения. Чистая, прозрачная вода озера, по убеждению местных жителей, обладает целебными свойствами. По преданию, в старые времена великий князь Георгий Всеволодович поставил на берегу Волги город Малый Китеж (Городец), а позже, перейдя через речки Узолу, Санду и Керженец, и выйдя к реке Людне, берущей начало из озера Светлояр, поставил на его берегах, город Китеж Великий.

Давайте освежим в своей памяти легенду о Китеж-граде, ведь его нередко сравнивают с исчезнувшей Атлантидой, реальность которой, также неоднократно пытались доказать или опровергнуть. Вот что повествует легенда о таинственной гибели града Китеж, когда-то располагавшегося на месте озера: « Когда-то на месте озера стоял славный город Китеж... Напали на Русь татары, завоевали многие наши земли. Хан Батый, узнав про богатый Китеж-град, направил на него свои орды. Подступив к стенам города, татары сильно удивились. Жители спокойно молились в своих церквах и не думали защищать город. А когда басурманы ворвались в город, вдруг сами собой зазвонили колокола и забили источники вод. В страхе бежали захватчики из погружавшегося в воду города. … А после того, как перестала прибывать вода, на месте города расстилалась лишь водная гладь, и только одинокая глава церкви, увенчанная крестом, все еще виднелась над поверхностью озера, но и она вскоре ушла под воду»… Еще одна, церковная легенда, не менее загадочна: «…потемнело вдруг всё кругом, и скрылись храмы Божьи, погрузились молчаливо в воды со стенами их зубчатыми. И с этих самых пор тихим озером, как слезой, покрыт весь город святой Китеж. Звоны чудесны, переливчаты, пение ангельское, лики всех святых, во храме божьем, безмятежно славят все Господа Бога нашего и Божью Матерь».

Согласно исторической легенды, это случилось в 1240 году, когда Китеж-град осадили татаро-монгольские орды, ведомые самим ханом Батыем. Именно в этот год, по Божьему соизволению, город, на глазах татар, внезапно исчез вместе с людьми, скотом, церквами и домами. Причина гибели Китеж-града постепенно забылась, но оставшееся на месте гибели города, озеро Светлояр, стало местом паломничества для верующих. Во-время никоновского гонения на староверов, здесь во множестве стали появляться раскольничьи скиты и тайные убежища-поселения приверженцев «старой веры». Среди староверов из поколения в поколение и передавалась странная легенда об утонувшем в озере городе, и о том, что видеть Китеж, и слышать до сих пор доносящийся из-под воды звон китежских колоколов, могут только истинно верующие люди. Вот как об этом проникновенно и трогательно пишет В.Г. Короленко: «Сходятся на берегах Светлояра толпы людей, стремящихся хоть на короткое время отряхнуть с себя обманчивую суету сует и заглянуть за таинственные грани. Здесь в тени деревьев, под открытым небом день и ночь слышно пение, звучит … чтение нараспев, кипят споры об истинной вере. А на закатных сумерках и в синей тьме летнего вечера, мелькают огни между деревьями, по берегам и на воде. Благочестивые люди на коленях трижды ползут кругом озера, потом пускают на щепках остатки свечей на воду, припадают к земле, и слушают. Усталые, между двумя мирами, при огнях на небе и воде, они отдаются баюкающему колыханию берегов и невнятному дальнему звону… И порой замирают, ничего уже не видя и не слыша из окружающего. Глаза точно ослепли для нашего мира, но прозрели для мира нездешнего. Лицо прояснилось, на нем «блаженная» блуждающая улыбка и – слезы… А кругом стоят и смотрят с удивлением те, кто стремился, но не удостоился по маловерию… И со страхом качают головами. Значит, он есть, этот другой мир, невидимый, но настоящий. Сами не видели, но видели видящих…»

В память о космической катастрофе Алатырь, на берегу Светлояр-озера люди установили три православных креста. По легенде, они установлены в память трех былинных русских богатырей. Для многих эта историческая легенда является предметом веры. Озеро Светлояр, экзальтированные туристы называют «Шамбалой России». О Китеж-граде поэтично и вдохновенно сочиняли Пришвин, Максимилиан Волошин, Сергей Городецкий, Николай Клюев, Н.К. Рерих, Н.А. Римский-Корсаков…

Но уже с середины девятнадцатого века сказание о Китеж-граде стало предметом пристального внимания исследователей. На озеро Светлояр неоднократно посылались научные экспедиции. В 50-70-х годах двадцатого столетия удалось «достоверно установить», что озеро образовалось в результате внезапного «провала» почвы, неясной этиологии. На дне озера обнаружена «странная аномалия» - полуметровый слой жидкой породы, в которой во множестве обнаружены обломки обработанной руками человека разнообразной древесины. И это наводило на мысль, что легенда о Китеж-граде является отголоском реально происходивших здесь событий.

Работая над этой легендой, я еще не знал истинных масштабов катастрофы 1240 года, но в качестве рабочей гипотезы, предположил, что озеро Светлояр образовалось на месте некогда существовавшего поселения, внезапно погибшего в результате электроразрядного взрыва метеорита. Ведь аналогичные случаи уже неоднократно происходили на памяти людей, с течением времени становясь загадками для последующих поколений, недоумевающих, куда же делся упоминаемый в хрониках город, реальность существования которого не вызывала сомнений у современников. Поэтому я стал искать дополнительную информацию, которая могла помочь понять тайну легенды о Китеж-граде. Ученые установили, что центральная котловина озера образовалась приблизительно 1100—1200 лет тому назад, а погружение нижней террасы произошло примерно 700—800 лет назад. Это довольно точно соответствует времени набегов монголо-татар и согласуется с легендой о затонувшем граде, и поэтому можно сказать, что исследователи квалифицированно выполнили свою работу.

А вот версию о метеоритном происхождении озера Светлояр высказали не ученые, а самодеятельная экспедиция местных школьников, под руководством преподавателей гимназии №38 г. Дзержинска А.К. Киселева и Т.Ю. Кузьмичевой, посетившая это озеро. При этом школьники обратили внимание и на близлежащие озера, под названием Нестияр, Кузьмияр, Светлое и Озерское, и, изучив краеведческий и топографический материал, обоснованно предположили, что эти озера могли образоваться одновременно с озером Светлояр, в результате падения осколков расколовшегося в атмосфере Земли крупного небесного тела. В подтверждение своей версии, экспедиция школьников в 2006 году обнаружила в районе этих озер большое количество воронок и кратеров диаметром от 2 до 50 м. Вот как представляют схему этой космической катастрофы школьники.

По их мнению, упавший здесь фрагмент космического тела, имел массу около 2000 т. и летел, предположительно, в южном направлении. Одним из аргументов в доказательстве метеоритного происхождения озера Светлояр является обнаружение ими многочисленных импактитов (от англ. impact – удар). На Нестияре ими также были найдены расплавно-плотные, явно содержащие железо породы. Местные жители, которые также неоднократно находили импактиты, называют их осарошниками, но их петрографический анализ, школьникам провести не удалось. Озеро Кузьмияр расположенное рядом с поселком Кузьмияры, оказалось самым глубоким, его глубина составляет 46 метров.

Что нужно сказать по этому поводу. Школьники совместно со своими преподавателями выполнили великолепную работу, но, к сожалению, правильно оценить масштабы этой неординарной катастрофы не смогли. Собственно говоря, до сегодняшнего дня этого вообще не смог сделать никто. И мои исследования, впервые проливают свет на подробности этой катастрофы, и дают возможность оценить ее масштабы. На Руси оказалось много таких мест и рассказ о них впереди. Для меня, легенда о Китеж-граде, послужила толчком к пониманию тайны гигантской космической катастрофы Алатырь, произошедшей на огромных просторах европейской части России в 1240 году.

Озеро Светлояр – это место космического взрыва, обожествленное религиозными легендами и многочисленными паломниками. И далеко не единственное. И нам предстоит рассказать еще об одном обожествленном месте космического взрыва осколка кометы Алатырь, на месте которого в настоящее время находится Свято-Успенская Почаевская Лавра. Примечательно, что в ковчеге, который монахи хранят в Почаевской Лавре, до сих пор, как главная религиозная реликвия, находится кусок оплавленной скалы, взятый с места космической катастрофы. И этот артефакт катастрофы 1240 года, своими глазами может увидеть любой паломник, или читатель этой книги, если посетит Свято-Успенскую Почаевскую Лавру.

С легендой о Китеже по сей день связана вера в существование на земле русской духовно-мистического центра, противостоящего Антихристу и всякому злу.

Первая археологическая экспедиция к озеру была организована в 1968 году. Именно тогда геолог В. Никишин установил, что Светлояр образовалось на месте провала земной коры. Аквалангисты и гидрологи обнаружили, что дно водоема состоит из трех уровней, расположенных на разной глубине: 9,23 и 31 м. Анализ поднятых со дна пород позволил определить, что самая глубоководная часть провала возникла 1 500 лет назад, вторая – 700 лет назад, третья – 400. Таким образом, ученые подтвердили, что в XIII веке здесь произошел серьезный природный катаклизм. Кроме того, они обнаружили на дне остатки цивилизации – черепки и костяшки. Несмотря на все твои грехи, у тебя есть совсем неплохой шанс «услышать и узреть». Говорят, что каждый, кто проведет вблизи озера два-три месяца, получает свою порцию святости. Кто видит колонну монахов, шагающих по воде ночью, кто – среднерусских красавиц в кокошниках, пляшущих днем посреди озера. Члены общины «Китеж» (более двадцати постоянно проживающих здесь человек) могут рассказать еще десятки подобных случаев-видений. Куда там Кастанеде с его мескалином.


Как добраться
От Нижнего Новгорода на попутке до села Владимирского Воскресенского района.




Наверх
Возврат на главную