Солдатские матери - гордые, стойкие,
детей потерявшие в страшном аду...
Солдатские матери - счастья достойные,
с суровой войны сыновей своих ждут…

Лика Кремерайте

У войны не женское лицо

Женщина и война! Какие два несовместимых слова! Война разрушает, убивает, сеет горе. Женщина созидает, дает жизнь новому поколению. А когда эти два слова, два понятия пересекаются, то женщина становится и защитницей, и великой труженицей. На ее хрупкие плечи ложатся все невзгоды военного лихолетья. Ей приходится брать на себя несвойственную ей мужскую, непосильную работу.

Трудно представить, что как и мужчины, падали они на землю, прошитые автоматной очередью, гибли от осколков разорвавшихся снарядов, горели в самолетах и подбитых танках, выносили под обстрелом раненых с поля боя. Страшно! Но это было! И мы не вправе забыть это...

Нельзя не вспомнить матерей, чьи сыновья добыли нашей стране выстраданную Победу. Эти простые советские женщины отдали во имя свободы Родины самое дорогое, что у них было - своих сыновей.



В мир приходит женщина,
Чтоб свечу зажечь.
В мир приходит женщина,
Чтоб очаг беречь.
В мир приходит женщина.
Чтоб любимой быть.
В мир приходит женщина,
Чтоб детей родить.
В мир приходит женщина,
Чтоб цветком цвести.
В мир приходит женщина,
Чтобы мир спасти…

из Интернета



«Я сына родила не для войны».

Я сына родила не для войны!
Не для войны букварь ему давала,
Тревожилась, гордилась, тосковала.
Пожизненно влюбленная, как мать
Готовая и штопать, и мечтать,
И ждать скупых, нерасторопных писем
С какой-нибудь окраины страны.
Я сына родила не для войны!
Ещё вчерашний звонкий голосок,
А ныне жизнерадостный басок
Мне веру в жизнь и счастье утверждает.
А где-то в мире солнечном блуждает
Угроза смерти, голода и тьмы -
Работают холодные умы…

Я сына родила не для войны.

из Интернета



У могилы неизвестного солдата - дилогия



Хмурый неуютный зимний вечер.
Шёл уже четвёртый год войны.
У окна, накинув шаль на плечи,
Мать ждала, когда придут сыны.
Старший был высокий и плечистый,
Инженер, закончил институт,
Только собирался пожениться,
Утром просыпается и тут -
Левитан суровым басом скорбным
Словно громом поразил страну:
Без предупрежденья, вероломно,
Гитлер ночью развязал войну.
Сын вскочил: сапог, другой, притопнул,
От буханки хлеба отломил,
«Мать, я скоро!» - крикнул, дверью хлопнул…
И удар дверной в ушах застыл…
Дни, недели, месяцы бежали,
От него всё нет и нет вестей.
Месяцы морщины умножали,
А от сына нету новостей…
Младшенький, подросток конопатый,
Был смышлёный, судя по всему.
И боясь, что убежит за братом,
Строгий мать запрет дала ему.
Но мальчишеское сердце рвётся, рвётся,
И однажды мать, придя домой,
Думала, что сердце разорвётся:
Дом пахнул с порога тишиной.
Сердце хрустнуло, как ветка у берёзы,
Шёл уж ей шестой десяток лет,
И стекали горестные слёзы,
На подушке оставляя след…

(30 лет спустя)

У могилы неизвестного солдата,
Отчеканив, замер караул.
И в ворота Александровского сада
Мерно и спокойно влился гул.

Это было ранним майским утром,
Вся столица продолжала спать.
Вдруг, случайно, ровно на секунду,
Вырвал взгляд в толпе старушку - мать.
Я приблизился: старушка вся «светилась»,
Было ей под восемьдесят пять.
Теплота из глаз её струилась,
Я решил за ней понаблюдать.
Шла она тихонько и устало,
Видно горе иссушило мать.
В сухонькой руке цветы сжимала,
Сдерживаясь, чтоб не зарыдать.
У могилы шёпот прекращался.
И от музыки, как будто в едкий дым,
Взгляд людской слезою наполнялся,
Спазма скорби подступала к ним.
Вот мы поравнялись со звездою.
Я помог старушке подойти,
И объятый трепетной волною,
Был не в силах взгляд свой отвести.
Задрожали веки у солдатки,
И из глаз слезинки потекли.
На щеках морщинистые складки
Спрятать эту влагу не могли.
И рыдала мать перед звездою,
На гранит колени опустив,
В памяти с щемящей жгучей болью
Сыновей погибших воскресив….
Мимо проходили ветераны,
Что познали ужасы войны.
И урок истории внимая,
Рядом с ними были их сыны.

Седина эпохи развевалась
На прохладном майском ветерке.
Скорбь людская молча возлагалась
К памятной пылающей звезде….

1975 г. В.Вин




Омская обл., РФ. Памятник русской матери Анастасии Акатьевне Ларионовой, проводившей на фронт семерых сыновей - Петра, Николая, Пантелея, Прокопия, Михаила, Григория, Фёдора.
Не вернулся из них ни один ...


Жодино, Белоруссия. Монумент сооружен в честь советской матери-патриотки, прообразом которой стала Анастасия Фоминична Куприянова. Пятеро ее сыновей в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками погибли, а младший из них - Герой Советского Союза Петр Куприянов - совершил бессмертный подвиг, закрыв своим телом амбразуру вражеского дзота.

Центральная часть мемориального комплекса "Украинский государственный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг."

С сегодняшнего дня на Украине перестал существовать Музей истории Великой Отечественной войны. Дело в том, что новым украинским властям не было по душе название музея, а потому музейный комплекс решили переименовать. Теперь в Киеве Национальный музей истории Великой Отечественной войны будет называться «Музеем истории Украины во Второй мировой войне». Авторы идеи по смене названия заявляют, что переименование ожидает и музейную коллекцию. Из названий исчезнут такие понятия как «советские солдаты», «Красная Армия» и т.п. Со щита киевской Родины-Матери, вероятно, будет сбит герб СССР. Вместо него появится бандеровский "тризуб"?

Челябинский памятник - один из первых в России, посвященный великому подвигу медицинских сестер и всех женщин-фронтовичек.





Памятник матерям войны в Белоруссии


Советский снайпер ефрейтор Роза Шанина




Мария Шальнева, ефрейтор 87-го отдельного
дорожно-экплуатационного батальона


Екатерина Илларионовна Михайлова (Демина)


Александра Григорьевна Самусенко - советский танкист
офицер связи, гвардии капитан.


Совсем не женская работа








Их много. Мам погибших солдат. Поклон им низкий.

О них в 1974 году написал проникновеннейшее стихотворение "Алёша" поэт Андрей Дементьев. На музыку его положил Евгений Мартынов.




Постарела мать за тридцать лет,
А вестей от сына нет и нет.
Но она всё продолжает ждать,
Потому что верит, потому что мать.

И на что надеется она?
Много лет как кончилась война,
Много лет как все пришли назад,
Кроме мёртвых, что в земле лежат.

Сколько их в то дальнее село
Мальчиков безусых не пришло...
Раз в село прислали по весне
Фильм документальный о войне.

Все пришли в кино: и стар, и мал,
Кто познал войну и кто не знал.
Перед горькой памятью людской
Разливалась ненависть рекой.

Трудно это было вспоминать...
Вдруг с экрана сын взглянул на мать.
Мать узнала сына в тот же миг,
И пронесся материнский крик:

«Алексей, Алешенька, сынок!»,
Словно сын её услышать мог.
Он рванулся из траншеи в бой.
Встала мать прикрыть его собой,
Все боялась, вдруг он упадёт,
Но сквозь годы мчался сын вперёд.

«Алексей!» - кричали земляки,
«Алексей! - просили, - Добеги!!!»
...Кадр сменился. Сын остался жить.
Просит мать о сыне повторить.
И опять в атаку он бежит,
Жив-здоров, не ранен, не убит.

«Алексей, Алешенька, сынок!»,
Словно сын её услышать мог...
Дома всё ей чудилось кино,
Все ждала : вот-вот сейчас в окно
Посреди тревожной тишины
Постучится сын её с войны...

Андрей Дементьев.

Памяти солдатской матери поэт Геннадий Коняхин и композитор Алексей Цибизов посвятили «Балладу о пяти тополях»:



Мать счастливой в деревне была,
Пятерых сыновей родила.
В светлой горнице радость жила -
И красивых невесток ждала.

Но вдали запылал горизонт,
Мать сынов проводила на фронт.
И молила судьбу, как могла,
Чтобы смерть сыновей обошла.

Мать жила ожиданьем вестей,
Не смыкала тревожных очей,
И пришла весть бедой на порог
Смертью храбрых пал старший сынок.

Но война не жалела свинца,
Чтоб навек замолкали сердца,
Похоронка одна за другой
Тополями взошли над землёй.

Посадила их мать в честь сынов,
Что домой не вернулись с фронтов,
Тополя поливала водой
И горючей своею слезой.

Каждый тополь мать сыном звала,
С каждым тихо беседу вела.
Сединой прикасалась к ветвям,
Словно к добрым сыновним рукам.

Есть избушка в деревне моей,
Сторожат её пять тополей,
С тех далёких военных времён
Пять красавцев стоят у окон.

Мать до смертного часа ждала,
Сыновей, что война отняла,
И стоят тополя у избы,
Словно эхо солдатской судьбы.

автор Геннадий Коняхин


Солдатские матери.

На походных путях солдат
Вдоль обочины мамы стоят
И в суровом строю полка
Своего выбирают сынка.
Разве я позабыть смогу,
Что роняли слезинки, как градины,
У дороги - солдатские матери,
А матросские - на берегу.
Нынче в море такая тишь,
Волны лёгкие еле звенят.
Где-то, мама, и ты стоишь,
До зари ожидая меня…
Часто мирные снятся сны,
Мама добрая и справедливая…
А какая была ты красивая,
Молодая - до самой войны!

Молодая - до самой войны…

автор Евгений Агранович




А.Еремин. Медсестра Маша


На носилках, около сарая,
На краю отбитого села,
Санитарка шепчет, умирая:
- Я еще, ребята, не жила...

И бойцы вокруг нее толпятся
И не могут ей в глаза смотреть:
Восемнадцать - это восемнадцать,
Но ко всем неумолима смерть...

Через много лет в глазах любимой,
Что в его глаза устремлены,
Отблеск зарев, колыханье дыма
Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,
Закурить пытаясь на ходу.
Подожди его, жена, немножко -
В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле черного сарая,
На краю отбитого села,
Девочка лепечет, умирая:
- Я еще, ребята, не жила...

Юдия Друнина

Самсонов Марат Иванович. Сестрица. 1954


Девушку, совсем ещё девчонку,
С мягкою улыбкой после сна,
В форме школьной, с бантами и чёлкой
Увела безжалостно война.
В медсанбатах фронтовых походных,
В городах, пылающих огнём
Всех солдат израненных, голодных
Возвращала к жизни день за днём.
Маленькими ловкими руками
Бинтовала раненых, слепых.
Сколько писем написала мамам
За безруких пареньков седых.
На шинели ордена, медали,
Выправка военная и стать.
Только деток руки не держали,
Не успела деток нарожать.
Всех, кто дорог был, любим и близок,
Забрала разлучница-война.
Пожелтевший обгоревший снимок:
Два солдата в форме и она.
Предлагали сердце, душу, руку.
Жизнь, как в сказке, счастье чередой.
Да лежит один в Великих Луках,
А под Сталинградом спит другой.
И стоит в печали одинокой
Слушая седую тишину,
Бабушкою ставшая до срока
Девочка, прошедшая войну.

Татьяна Лаврова



Часом раньше пришла похоронка...

Часом раньше пришла похоронка
А за нею — письмо от сына...
В нём он пишет: " Привет с Востока,
Здравствуй, мама. Твой любящий Дима!"

Как там Тверь? Как батя, как Светка,
Подросла без меня, знать невеста?
Завтра утром, иду с разведкой,
В группе есть свободное место...

Под Гератом вчера " шалили "
Только наши выбили духов.
А у нас, в полку, вроде тихо,
Всё. Потом допишу. Ни пуха....

Да, ещё: поставил постскриптум:
" Передай, мам, привет Алёнке.
Той, с которой учился в школе,
Мам, она что надо девчонка!"

Я вернусь домой после мая,
Не скучай, три месяца мало.
До отбоя - совсем немного
До свиданья, родная мама!...

Задрожали у матери руки
В горле ком, ни одной слезинки.
Похоронка была. Не верю...
Вот письмо: в нём живой, мой Димка.

А ещё - на фото, с друзьями
Повзрослел: отцова улыбка.
Вспоминал тебя батя днями,
Приболел. Простудился шибко...

Пока дома - готовит снасти:
Будет с сыном весной рыбалка.
А ещё, помнишь друга, Ваську?
Посадили чертёнка, жалко..

Часом раньше… Проклятая почта:
Где "гуляло " письмо от сына?
За окошком - белые хлопья,
Валит снег в половину тына.

Часом раньше, пришла похоронка,
Сын писал письмо перед боем:
Завтра утром, - идёт с разведкой
Плачет мать. Мать не верит в плохое...

© Copyright: Валерий Стратонов



Солдатской матери

В ранний час, когда полны дороги
Чуткой предрассветной тишиной,
Образ твой, задумчивый и строгий,
Неотступно следует за мной.

Ты меня под сердцем не носила,
Не качала, к зыбке наклонясь.
Но твоя испытанная сила
В кровь мою горячую влилась.

Где теперь ты? Под седым туманом
Черной степью на восток идешь
Или в горы смелым партизанам
Ленты пулеметные несешь?

Ветер мне донес твою молитву.
Ты меня родимым назови
И, как сына верного, на битву,
На кровавый бой благослови.

Я за все врагам твоим отвечу,
И вернется в дом твоя семья.
Сквозь огонь, сквозь яростную сечу,
Сквозь бои - идут к тебе навстречу
Все твои родные сыновья

С. И. Аксенов




СОЛДАТСКИЕ БУДНИ

Только что пришла с передовой
Мокрая, замерзшая и злая,
А в землянке нету никого,
И, конечно, печка затухает.

Так устала - руки не поднять,
Не до дров, - согреюсь под шинелью.
Прилегла, но слышу, что опять
По окопам нашим бьют шрапнелью.

Из землянки выбегаю в ночь,
А навстречу мне рванулось пламя.
Мне навстречу - те, кому помочь
Я должна спокойными руками.

И за то, что снова до утра
Смерь ползти со мною будет рядом,
Мимоходом:»Молодец, сестра!» -
Крикнут мне товарищи в награду.

Да еще сияющий комбат
Руки мне протянет после боя:
- Старшина, родная! Как я рад,
Что опять осталась ты живою!

Юлия Друнина



Вечная память. Ведь именно в нашей памяти всё, в нас самих - сегодняшних. Коротковата сегодня у нас, вечно спешащих, память. А забывая наше прошлое, мы не имеем будущего.



Наверх
Возврат на главную